Рекламный баннер 990x90px top
+18
USD 74.16
EUR 90
13 Мая, Четверг
Рекламный баннер 468x60px posleobjav

Мне сопутствовала счастливая звезда…

2014-09-26

Его огромный вклад в дальневосточную окраину до сих пор не исследован, не изучен. Задолго до Хемингуэя книги В.А. Арсеньева стали настоящим открытием. Он написал трилогию о трех главных экспедициях начала XX века: 1902-1906 г., (1908), 1907 г., 1908-1910 годов. Именно благодаря этим трем беспримерным по своей продолжительности путешествиям Уссурийский край был открыт для мира.

Третья книга этой трилогии при жизни писателя так и не вышла. Она была опубликована спустя некоторое время под названием «В горах Сихотэ-Алиня».

Сегодня о том, что В.К. Арсеньев оставил свой след на Хабаровской земле, напоминает мемориальная доска в краеведческом музее, где он работал директором, да старожилы помнят, что был в городе переулок, названный Арсеньевским. Переулка нет, нет и дома, в котором Арсеньев когда-то жил. Нет ему и памятника. Скульптура из гипса, находившаяся в Центральном парке, приказала долго жить…

Арсеньеву повезло больше у наших соседей, во Владивостоке: там установлен небольшой бюст. Горожанам потребовался почти век, чтобы выразить ему свою признательность.

Владимир Клавдиевич Арсеньев родился 29 августа (по новому стилю 10 сентября) 1872 г., ушел из жизни 4 сентября 1930г. Вся его жизнь – подвиг. Не за столом писал он свои труды, а в походных условиях. Мы привыкли путешествовать, не выходя из дома. Сидя у телевизора, переносимся в экзотические страны. Но привыкнув к легкости перемещения в пространстве, как-то забываем, что за этим стоит человек, пустившийся на свой страх и риск в путешествие. А если путешественник может дать практический совет, как себя вести в экстремальной ситуации, то он интересен вдвойне.

Известно, что Арсеньев оставил после себя рукопись «Теория и практика путешествий» - своеобразную энциклопедию выживания человека в суровых условиях. Дальневосточной тайги, которая сегодня разыскивается краеведами.

Как известно, Владимир Клавдивич Арсеньев в 1922 году преподавал географию и этнографию на Восточном факультете Дальневосточного университета. Любопытно, что в качестве учебного пособия он использовал свою рукопись «Теория и практика путешественника». Эта была толстая клеенчатая тетрадь, объемом в сотню страниц с зарисовками и картами странствия Арсеньева. Самые прилежные ученики Арсеньева ловили каждое его слово, старательно записывали лекции. В архиве В.К. Арсеньева сохранились наброски к этим «походным рассказам».

Незадолго до своей смерти он мечтал издать «Книгу путешественника» - бесценный опыт экстремального выживания в Уссурийской тайге. Но, увы, этой мечте не суждено было сбыться. Рукопись пропала в 1930 году после смерти Арсеньева - по всей видимости, затерялась в архивных НКВД среди изъятых «шпионских материалов». Однако утраченный труд удалось реконструировать арсеньеведам из Владивостока по разрозненным обрывкам студенческих лекций.

ЭкспедицияВ единственном в своем роде учебном пособии говорилось о том, как подготовить снаряжение, разжечь костер, не потеряться в лесу, оказать первую помощь при болезнях, ранениях и т.д. Вот несколько советов Арсеньева, которые вполне могут пригодиться тем, кто собирается в многодневный поход. «Путешественник – это перелетная птица. Пернатые летят то к полярному кругу, то на юг.

Путешественник должен иметь ровный, покладистый характер.

Чем меньше привычек, тем меньше лишений - курильщики страдают вдвое больше.

Человек образованный переносит лишения легче, чем простой рабочий. Нытик мешает работе.

Чем меньше участников экспедиций, тем лучше.

Не следует брать спутников перед самым выступлением в поход.

Прежде, чем покупать что-нибудь, надо выяснить, что можно получить натурой.

Не следует гоняться за специальностью, но обращать внимание на нравственные качества человека.

Дисциплина в отряде должна быть не по форме, а по духу.

Арсеньев с ДерсуПроводники насколько бывают полезны, настолько же вредны. Не брать патентованных проводников.

Вес поклажи за спиной не должен превышать 20 кг. При ее укладке соблюдать неписанное правило: под спину кладется что-нибудь мягкое. Тяжелый груз должен быть ближе к спине.

Палатка без тента – насморк для ее владельца.

Топор без чехла – убийца его хозяина. Нож без тесьмы, прикрепленный к поясу – случайная пропажа.

Котелки должны быть плоскими.

Для быстрого разжигания костра зимой необходима сухая береста.

Иметь два комплекта нижнего белья.

Обувь следует брать на 2 размера больше обычного, чтобы надеть 2 пары носков.

Если бы топографы обладали инстинктом животных, они научились находить и строить дороги на вечные  времена. Звериные тропы тянуться вдоль границ рельефа местности.

Из продуктов брать муку, сахар, соль.

Бивак и ночлег должен быть на сухом месте, желательно не располагаться у подножия скал.

Для разжигания костра можно использовать сухие веточки ивняка, клена, леспедицы, уложенные шалашиком на бумагу или бересту.

Если земля сырая, то огонь следует разжигать на слое сухих чурок.

Зверь никогда не пойдет в обход верхом, если можно пройти низом.

Во время дождя и снегопада помогают согреться стволы пихты, которые насквозь не промокают.

От гнуса главное – терпение…»

В Арсеньевский список снаряжения для многодневных странствий входило около сотни предметов, часть из них помещалось в походном сундуке. Среди них был буссоль Шмалькальдера, барометры -анероиды, компас, шгрольеты, анемометр, геологический молоток, фотоаппарат, химические реактивы. Более грамоздкое имущество укладывалось в ящики, обитые брезентом, или в джутовые мешки. Весил этот «багаж», который перевозился с помощью лошадей, около двухсот килограммов.

Все это позволяло Арсеньеву В.К. в полевых условиях производить археологические раскопки, фотографировать, заниматься антропометрией, делать зарисовки, не расставаться с записной книжкой.

В походе Владимир Клавдиевич был и доктором. Читаем в его дневнике: «Прибежал ко мне старовер, сын которого прорубил ногу. Я зашил рану. Другой раз я лечил мальчика от укуса ядовитой змеи, вылечил женщину, у нее застоялось в груди молоко. Пришел ко мне китаец с проломленной головой. Раздробленные мелкие осколки почернели и загноились. Я обрил ему голову, вынул все отмершие кости черепа, обрезал гнойное вокруг раны».

Арсеньев прошел тысячи километров по уссурийской тайге, выходил в Охотское и Японское моря, обследовал Камчатку, Сахалин, Курилы, открыл горную страну Сихоте-Алинь. Благодаря ему, мир узнал о народности удэгейцев, Гольде, Дерсу Узале – лесном человеке, нашем предке. Ведь гольды это старое название народа нанайцев.

В.К. Арсеньев, писал: «Я считаю своим долгом принести благодарность тем людям, которые так или иначе способствовали моим начинаниям в деле исследования Уссурийского края. Большую часть своего успеха я отношу к примерной самоотверженности моих спутников - стрелков и казаков, бывших со мною в путешествиях. Несмотря на лишения, они терпеливо несли тяготы походной жизни, и ни разу я не слышал от них ни единой жалобы. Многие из них погибли в войне 1914-1917 годов.

Каждый раз, когда я оглядываюсь назад и вспоминаю прошлое, предо мной встает фигура верхнеуссурийского гольда Дерсу Узала. Сердце мое сжимается от тоски, как только я вспоминаю его и нашу совместную с ним странническую жизнь.

Отличительной особенностью этих гольдов была страсть к охоте. Живя в таких местах, где рыбы было мало, а тайга изобиловала зверем, они на охоту обратили все свое внимание. В погоне за соболем, на охоте за дорогими пантами и в поисках целебного могущественного женьшеня гольды далеко проникли на север и не раз заходили в самые отдаленные уголки Сихоте Алиня. Это были отличные охотники и удивительные следопыты. Путешествуя с Дерсу и приглядываясь к его приемам, я неоднократно поражался, до какой степени были развиты в нем эти способности. Гольд положительно читал следы, как книгу, и в строгой последовательности восстанавливал все события.

Трудно перечислить все те услуги, которые этой человек оказал мне и моим спутникам. Не раз рискуя своей жизнью, он смело бросался на выручку погибающему, и многие обязаны ему жизнью, в том числе и я лично. В 1895 году во время грозного наводнения в урочище Анучино Дерсу спас от гибели многих стрелков и несколько семейств.

В виду той выдающийся роли, которую играл Дерсу в моих путешествиях, я опишу сначала маршрут 1902 года по рекам Цимухе и Лефу, когда произошла моя первая встреча с ним.»

Книги В.К. Арсеньева издаются на многих языках мира миллионными тиражами, а у нас в России до сих пор не удосужились издать полного собрания его сочинений. Шеститомник, появившийся в 1947 году во Владивостоке, давно стал библиографической редкостью, двухтомник Хабаровского книжного издательства (1997 г.) выпущен ничтожным тиражом - пять тысяч экземпляров. Следуя замыслу писателя, давно бы пора издать три книги «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала», «В горах Сихотэ-Алиня»- под общим названием «В дебрях Уссурийского края».

К ним так же примыкает книга «Сквозь тайгу» - итог экспедиции 1927 – 1928 годов Советская Гавань – Хабаровск. Это было последнее путешествие В.К. Арсеньева. Еще М.М Пришвин отзывался о невнимании к Арсеньеву, говоря о том, что писатель такой величины, которым бы гордились в другой стране, не пользуется в России «равным почетом».

В последний год жизни Арсеньев получил предложение заняться работами по изысканию трассы новой Уссурийской железной дороги. Ученый успел организовать сразу 4 таежные экспедиции. Девятнадцатого мая он выехал на Нижний Амур, не зная, что уже давно находится у спецслужб под подозрением. Агент НКВД сообщили своему начальству, будто Арсеньев «поехал формировать агентурную сеть». Путешествие на Нижней Амур оказалось последним. Владимир Клавдиевич подхватил там крупозное воспаление легких. Четвертое сентября 1930 года он умер во Владивостоке от остановки сердца.

Смерть его была столь внезапной, что до сих пор окутана тайной: существует версия о том, что уйти из жизни Арсеньеву помогли чекисты. Незадолго до своей смерти Арсеньев написал: «Мое желание закончить обработку своих научных материалов и уйти, уйти-подальше, уйти совсем – к Дерсу»! В своем «Последнем признании» он подвел итоги своей жизни: «Оглядываясь назад, в прошлое, я вижу, что мне сопутствовала счастливая звезда, и целый ряд случайностей, которые тогда казались мелкими и не имеющими значения, только теперь, отдалившись от времени на несколько лет, составляет единое целое, приведшие меня к роли исследователя Уссурийского края».

Галина Бельды,
библиотекарь с. Джари

435

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Блиц-опрос
Оценка дизайна сайта