Рекламный баннер 990x90px top
+18
USD 73.33
EUR 85.88
21 Сентября, Вторник
Рекламный баннер 468x60px posleobjav

Заводские калужата в меню ресторанов

2014-07-09

- Оденьте что-нибудь непромокаемое, - предупреждает инспектор Евгений Кислицын, с которым отправляюсь в рейд. Это и так понятно – погода не очень.

В назначенное время спускаюсь на берег. Евгений сталкивает на воду катер. Можно отчаливать. С нами еще сотрудник полиции О.М. Горшков: мало ли что, браконьеры не всегда ведут себя спокойно.

По фарватеру, здесь слегка штормит, поднимаемся до захода в Эморон. Никого.

- Странно, - говорит Евгений, - редкий случай.

Возвращаемся на фарватер. Под противоположным берегом – лодка на сплаве. Скорее всего с лицензией на частик. Но проверить надо. Так и есть – рыбаки из Найхина, документы в порядке. Но в лодке три сазана, а в журнале учета никакой отметки. Евгений терпеливо объясняет рыбакам порядок лицензионного лова, который, это очевидно, они и сами прекрасно знают.

- Выберите сеть и давайте домой, -  предупреждает инспектор. – Вы свою норму уже фактически освоили. А в сетке наверняка еще что-то будет. Лишнюю рыбу надо отпустить в естественную среду обитания.

И мы отправляемся дальше.

- Проскочим на Листвяную, там посмотрим.

Но там тоже никого. Зато навстречу вдоль берегов проходят два быстроходных катера. Полицейские «Мангусты» на воздушных подушках, объясняет Олег Михайлович. Вот это техника!

Сворачиваем в Дондон. И как они во всех этих протоках и проточках ориентируются?! Я же представления не имею, где мы находимся.

- Сейчас к Найхину выйдем, -  объясняет Евгений.

Заходим в Найхинскую протоку. На Амуре приличная волна, а здесь тихо. Останавливаемся напротив устья Анюя. Сразу налетает мошка. Тучи низко и уже заходят навстречу сплошным фронтом. Вокруг ни одной лодки.

- Что-то тут не то, - говорит Евгений. – Очень редко бывает, чтобы никого не встретили. Еще поднимемся.

Уже напротив Найхина снова глушит мотор. Что-то тахометр неправильно себя ведет. Как выяснилось, опять сгорел предохранитель на двигателе. Через какое-то время находится запасной.

Тяжелые мокрые тучи уже совсем близко. Проходим мимо Найхина. На берегу тоже никого. Однако, одна тележка пустая, другая. Значит, все же кто-то на воде.

По Гассинской протоке поднимаемся к Даде. Все лодки на берегу.

- Не рыбачится сегодня дадинцам,- объясняет инспектор. – Скорее всего сбыта сейчас нет. Они же все на продажу ловят. Но за каждым ведь не уследишь. Найхинцы заводскую колючку на выходе из протоки «цедят». Она почему-то не вся в Амур ушла. А скупщики за каждый «хвост» тысячу платят. Вот они и вылавливают калужат, которым еще расти да расти.

Под берегом замечает встречную лодку, дает отмашку белым флажком. Старик нанаец показывает, что рыбы нет. А где номера на лодку? Объясняет, что недавно купил, не успел еще зарегистрировать.

За такое нарушение составляется протокол. Штраф 500 рублей. Евгений достает папку с документами. Но старика спасает дождь. Писать протокол под дождем – только бланк испортить.

- Ладно, на первый раз предупреждаю, но еще раз без номеров…

- Конечно, конечно, с пенсии обязательно заплачу!

Гасси, Дубовый Мыс… Ого, куда забрались! Фактически уже в Гассинском озере. И никого. Евгений заворачивает в какой-то тихий заливчик: может, ставнушки есть? Но попадаем на мелководье. Осторожно выбираемся обратно: винт выбрасывает на поверхность ил со дна. Но все обошлось.

Что ж, пора в обратный путь. Напротив Гасси на входе в залив – ставная сеть метров 30. Мы видели ее, когда поднимались.

- Давайте посмотрим.

- Да ее тут и не снимают. Тряхнули и все. Там дальше, если посмотреть, не одна такая стоит.

Все же сетки снимают, бросают на нос катера. И спускаемся чуть ниже к двум резиновым лодкам. На берегу две машины. Мужчины объясняют, что приехали отдохнуть, порыбачить на спиннинги. Документы в порядке.

Спускаемся дальше. Дождь перестал. Уже и солнышко проглядывает. Впереди лодка на якоре. Двое парней со спиннингом. На носу перебранная сетка.

- Где документы на лодку?

- У дядьки.

- А свои?

- Нету.

- Так учиться же надо! Иначе штраф – тысяча рублей.

- Понял. А сколько стоит?

- Восемь тысяч.

- Да… Лучше уж один раз заплатить, чем постоянно по тысяче отстегивать.

Когда отъезжаем, Евгений с возмущением говорит:

- Сейчас еще пару раз спиннингом махнет и сито забросит. Не будешь же его весь день караулить.

Браконьеры выбирают сетьОтсчет сел в обратном порядке: Дада, Даерга, Найхин. В воде отражаются прибрежные дома, деревья, лодки на берегу. Полный штиль. Похоже, возвращаемся ни с чем. Но впереди еще лодка. Мужики выбирают сеть. Подходим к борту. Явно не нанайцы. Евгений представляется и просит предъявить документы. Но никаких бумаг, разрешающих лов на данный момент, у них нет. А сверху в сетке два приличных сазана.

- Вот вам и настоящие браконьеры. Что ж, будем составлять административный протокол.

Пока инспектор достает документы, один из мужиков пытается незаметно что-то выпутать из сетки. Оказывается – калужонок.

- Нет! Стоп! – останавливает Евгений. – Он уже не поплывет. Почему сразу не сказали? Успели бы выпустить. А теперь – по полной программе. Давайте к берегу.

Олег Михайлович пересаживается в лодку браконьеров, а один из них в катер. Причаливаем к насосной станции, тормознув по пути еще одну лодку. Но там все нормально.

Пока Евгений составляет протокол, Олег Михайлович вызывает опергруппу. Дело-то уголовное: кроме того калужонка, что обнаружили в сетке на воде, их еще пять. Всего – шесть общим весом 4,2 кг. Малявки. И еще ауха краснокнижная. Да, влетели мужики! Под сотню тысяч только штраф за ущерб плюс уголовное дело. А кто виноват? Сами же. За легкой наживой погнались. Евгений им объясняет;

- Эта рыба, если попала в сеть, выпускается в среду постоянного обитания без подъема на борт. Просто берется нож и вырезается кусок сетки. А вы? Эх! - Отлов осетровых может быть произведен только по особому разрешению для воспроизводства на заводе или для научно-исследовательской работы и то в ограниченных объемах. Больше - ни под каким предлогом. А они гребут тут заводскую…

Что заводская, это явно. Иначе откуда бы столько молоди калуги взялось в этой протоке? Столько труда целого коллектива насмарку.

Через какое-то время приезжает опергруппа из Троицкого, начинает свою работу. При этом до решения суда конфисковываются сеть, лодка и мотор. Нам остается ждать окончания их работы.

 А ветер совсем стих. Солнце припекает. Сплошные тучи превратились в редкие облака. Кажется, они, как будто зависают на месте, отражаясь в зеркальной глади воды. И мошкары..

А по протоке поднимаются две лодки. Одна на буксире.

- Но все равно тяжеловато идут. Что-то есть, - говорит Евгений. – Давайте глянем.

Отталкиваемся от берега и вдогонку. Инспектор прибавляет газ и…

- Ох! Хана винту. Я и не знал, что здесь коса.

Позже выяснилось, что и не коса это вовсе, а старая бетонная дамба метров 50.

А в лодке - лицензионщики, которых днем встретили. Только у них уже не три сазана. Приличный перебор. За счет него инспектор предлагает владельцу лицензии полностью закрыть журнал учета. Или штраф. Тот, конечно, соглашается.

Домой возвращаемся уже после захода солнца, около одиннадцати. Но день прошел не зря. И сразу договариваюсь с Евгением, что как-нибудь возьмут на Анюй. Наверняка будет не менее интересно.

Галина Конох
Фото автора

1327

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Блиц-опрос
Оценка дизайна сайта